Поездка на Эльбрус, Чегет



29.03.08

Замечательная ночь! Максимка просыпался только для того, чтобы поесть. Спали сладко оба! Только у Максимки и насморк начался, и кашель остается. А капли я ему взяла – закончившийся навтизин. Вот ведь! У самой тоже насморк и кашель, а себе я вообще ничего не взяла! Что за самоуверенность такая!

В 6 утра Максимка сонный, но взбирается на меня со своим «ба-ба-ба!». Ну раз ба-ба-ба, значит встаем!

Изначально я думала субботу вообще не катать, очереди и все такое. Но как-то мысль эта развеялась, потерялась во днях, и, когда я ещё была уверена в ней, даже не помню.

Бордеры поехали на Эльбрус, ну и я с ними. Максимка с мамой остались дома. Приезжаем в восемь, а там…. Народу нет. Подозрительно. На второй очереди народ скопился. Оказывается, подъемники чуть ли не с шести работали. Доехали до самых верхов. Я на Гарабаши немного покаталась, и поехала на ратраке на «Приют 11». Одна. Остальные поехать собирались позднее, а у меня – время! Было туманно, несколько лыжников и сноубордистов. Я уцепилась за последними – страшно одной-то, ещё и куда ехать не знаю. А они, французы что ли, собрались фри-райдом до низу. Я вроде попросилась с ними, но не думала, что они совсем вниз. Во время поняла, попрощалась. Поехала одна. Попала куда надо. Уф… Мне ж теперь совсем нельзя теряться надолго ))))

Спустилась вниз, от мамы sms-ка, что они четыре часа проспали, теперь поели, и вообще, я не нужна. Тогда я решила опробовать французскую канатку.

Она не работала все то время, что мы здесь. Из-за этого постоянные очереди. Активное строительство отелей без нормального функционирования подъемников ни к чему хорошему не приводит. Рассказывали, что, когда она сломалась, народ шесть часов висел, снимали со спасателями.

Короче, раскаталась я. Понравилось, хорошо, в следующем году - опять хочу сюда. И все такое.

Посчитала, опять больше пяти часов без меня. Надо бы домой, а то вроде я не планирую завершать кормление, а такими перерывами можно чего угодно добиться. Вот я приехала, а Максимка только глянул в мою сторону, и даже не поприветствовал. Привыкает…

К груди приложила, без эмоций поел немного. А грудь-то налилась…. Ждет. Мама хочет опять Максимку на улицу увести, я обиженно говорю: «А я?! А меня поесть!!!» Через время поели с размахом. «Облегчилась» )))

У Максимки насморк. Кушать ему тяжело. Но прочистить нос не дает. Мы с мамой вдвоем справиться не могли, ни грушей, ни жгутиками. Максимка головой вертит, дыхание задерживает, рыдает.



В нашей коляске, кстати, есть специальные емкости для пива и орешков.

Мама рассказала, как Максимка проспал почти четыре часа. Спать они уходят в беседку, расположенную в глубине территории. Вообще, территория не пригодная для прогулок. Тесновато, асфальт покоцанный, грязно, идет строительство. Но около той беседки более менее укромное местечко, зато все происходящее во дворе видно. Укладывается спать Максимка теперь мгновенно. Достаточно надеть комбез, положить в коляску и начать коляску катить. Все, Максим спит. Какая там грудь на засыпание? Только на ночь. Не знаю, как мы в Москве без мамы будем справляться!

И вот, проспав пару часов, Максимка проснулся, глазами захлопал, мама с ним заговорила и повезла домой. Пока доехали, Максимка опять уснул. Мама развернула коляску обратно. Ещё через какое-то время Максимка снова зашевелился, глаза открыл. Но и в этот раз они не доехали до корпуса, малыш обратно уснул. И только с четвертого раза дошли.


На ужине иногда кушаем с мамой по очереди, иногда Максима забирают. Как-то я осталась за столом со всеми попить кофе, мама уходит одна, а мне говорит: «Не забудь кофту свою на стуле, и малыша забрать с кухни!»

Максим, мне показалось, стал медлительнее. Ползать здесь негде, в номере места мало, да и некогда ему. Большую часть дня на улице. А, когда разболелся, так мы его и на пол не выпускали. Бедняга..

Валяется вместе с нами на кровати с игрушками (я их набрала с собой много))). По одеялам подушкам карабкается, ну и по нам. С пола на ноги встает, об кровать и шкафчики опираясь. Любимое развлечение – с зеркалом, встроенным в створку шкафчика играть. Я подушку на него набрасываю, приговаривая: «Подушки нападают на малышей!» Он хохочет, руками ногами бьет по подушке.


Второй раз мама опять увезла Максимку поспать на улицу, а меня оставили спать в номере.


Вечером на ужине мы соединили столы и сделали что-то вроде совместного банкета. По субботам столовая работает как дискотека. Мама забрала Максимку в номер. А я осталась «тусить». Она периодически набирала мой номер телефона, я поднималась, успокаивала Максимку и обратно вниз. В последний вечер, так и быть, Максим смилостивился, и отпустил меня погулять ))) Спать я его уложила в половину девятого, пару раз поднималась подкормить. Сама вернулась спать к 12. А в час Максимка проснулся окончательно и готов был сам «тусить»…..

Угомонить смогла, наверное, только через час.

30.03.08

Ночью переводили время. В результате подъем наш был не в 6, а в 7 ))))

В 9 после завтрака мама ушли с Максимкой спать на улицу, а меня оставили собирать вещи. В 11 отъезд. Максимку даже пришлось почти разбудить. А что?! – он, наконец, вжился в этот режим. И готов отпускать меня кататься хоть на 6 часов! )))


Возвращались на том же автобусе, но мне показалось, что коробку передач немного наладили. Дорога была замечательная. Что для меня замечательно нынче: довольный малыш. Смотрел в окошко, ползал по нам с мамой, ел сыр, совсем капельку ел меня. Была пара остановок – погуляли. В какой-то момент начал канючить, я завела «Маленькие дети!»


Приехали в аэропорт, пока выгружались, Максимка… уснул в коляске. Так и проспал все: регистрацию, проверку багажа, ожидание. Нас с мамой определили на первый ряд первого салона. Вместе. Уф. ))

В самолете меня с коляской встретили вопросом: «А почему вы её не сдали в багаж?» Я даже не знала, что и ответить. В общем, случился казус. Все набежали, засуетились. «Почему вы коляску не сдали?» Я отвечаю, что и не собиралась, что у меня в ней ребенок передвигается, что я звонила в «Сибирь» и узнавала, коляску я могу проносить в салон. И, в конце концов, сюда мы летели, без вопросов, я относила коляску в хвост самолета! «Да вы что?! Там же кислород!» «Это зонтик можно, а у вас большая! Мы не обязаны её пристраивать!» Чего спорить? Отметила про себя, что теперь либо законы и правила по перевозу колясок буду возить с собой, либо письменное разрешение какое-нибудь у компании брать! Чего вдруг?! В одну сторону ни у кого не вызвало проблем заставить коляской кислородный отсек, а в другую – это просто катастрофа! Понимаю, экипаж самолета – вроде уже не Кавказ, но, в целом, Кавказское угадывание (сегодня по полтиннику будем проходить на подъемник, или в кассу за билетом отправят?) меня достало. «Ладно, несите в хвост». Я поплелась с коляской в хвост с полным чувством ответственности за то, что если чего случится, пассажиры останутся без кислорода по моей вине…

Третьим пассажиром на нашем ряду был мужчина, тщетно пытающийся уснуть. А у нас, либо Максимка «ба-ба-ба», либо мы что-то ему рассказываем. Тишины не добиться. Под конец перелета, когда уже все наши ресурсы исчерпались, я маме говорю: «Давай его пюрешкой накормим?! Ещё 10 минут спокойствия!» Когда приземлились, наш сосед посмотрел в сторону Максимки и сказал что-то типа «Прилетели!» Максим проникновенно долго стал изучать мужчину, как он умеет, мужчина засмущался, а Максимка в ответ заулыбался, мол «расслабься, мужик! все ок!»

Выезжаем к встречающим, там…. Ромка. Встреча была очень трогательной, Максимка сразу заулыбался, и совсем иной улыбкой, чем он улыбается новым знакомым. Узнал! Ура!

Резюме

Хорошо получилось все. Опять гораздо проще, чем я ожидала. И напряжение окончательно, пожалуй, спало, когда Максимка у нас заболел. Ну да, я как все нормальные люди тоже боюсь, а вдруг в поездке ребенок заболеет. Ну вот, он заболел. Очевидно по нашей вине: в холодный день мы его не одели тепло, он банально замерз. Ну заболел, и заболел. Одевать стали теплее, на пол при открытом окне не выпускали. Он на свой кашель и насморк вообще внимания не обращал, был так же весел, общителен, подвижен. Температуру я не мерила, по моим ощущением – Максимка всегда был холодным (температура была у меня).

Мама тоже накаталась на сноуборде. Когда я спускалась к Максиму, она брала мою доску и шла на склон. Пешком невысоко поднималась и скатывалась )))


Ромка не отметил особых изменений, кроме одного, того, что нас теперь всех вводит в изумление: Максим начал более взросло говорить свое призывное «А». Раньше было детским резким отрывистым «Аа!». Теперь грубым громким «Э-Ээ!»