Обкомовские дачи. Cчастливое детство.

Этот пост был написан три года назад. Ушел в архив. Нужно доставать. )))



О том, где мы проводим лето, нам, детям, не разрешали говорить никому. Это тайна. Объясняли, что не у каждого есть возможность жить на такой даче, поэтому надо молчать. Вопросов мы не задавали. Надо так надо. Мне и сейчас как-то сложно преодолеть детское табу и рассказать.
И с копеешного возраста лет до восьми я каждый день лета, не считая отпуска с родителями, проводила на даче с бабушкой и дедушкой.
Вернее, дедушка в рабочие дни ездил на работу. А к бабушке часто приезжала её сестра из соседнего города со своим внуком, на пару лет старше меня. Счастливая пора. Это было какое-то дурманящее облако счастья нашей летней жизни. По крайней мере, для меня. И счастье это связано было с летним дачным периодом, любимым братом, любимой подружкой, детской веселой компанией и тем временем, которое мы проводили на даче.



Автобус.
Кроме понятия «обкомовские дачи», существование которых покрыто тайной и до сих пор некоторые жители города опровергают их существование, мол, легенда все это, существовало понятие «обкомовские дома». За уютным тихим сквером в самом центре города стояли сначала два 4-х и 5-ти этажных дома с негражданской планировкой, а потом построили третий – единственная в городе пятиэтажка с лифтом. Самая счастливая тропинка моего детства вела сквозь этот сквер во дворы обкомовских домов, где была остановка пыхающего ПАЗика. ПАЗиков было два: белый с голубыми полосками, и белый с желтыми. И два водителя. Помню, что одного, дядю Колю (черт, или Васю?), мы любили, а второй нам не нравился.
В будние дни с дач ПАЗик шел в семь утра, а вечером вез трудовое население обратно. В выходные расписание было лояльнее.
Автобус мчался через два переезда, где обязательно застревал перед шлагбаумом. Мечта главного человека города построить эстакады начала реализовываться лет 40 спустя. Когда и человека этого уже не было в живых.
Автобус проезжал главный поселок по «клубнике». Сворачивал с основной дороги в места, где вроде и жизнь-то заканчивается. Автобус въезжал за зеленый высокий забор на большую парковку, окруженную тем же забором. Автобус высаживал пассажиров. Водителю разрешалось зайти за ворота зеленого забора и дойти до главной точки области: обкомовского магазина….
Государственный личный автотранспорт.
Разумеется, был и государственные личные машины с личными водителями. Чаще – волги. А вот у моего дедушки был смешной УАЗик. Как же весело было на нем ездить! Особенно на переднем сидении. Он и по ровной дороге ехал так, словно выбирается из колдобин.



Магазин.
Многие ездили на дачу только из-за магазина. В несезон по пятницам организовывались рейсы автобуса специально для посещения магазина. Летом же магазин работал всегда. А вот ассортимент его…. Можно догадаться! Конечно, он уступает любому нынешнему захудалому деревенскому ларьку. Но 80-е годы…. Масло и колбаса без талонов (в городе только по талонам). Творог, сыр, конфеты, что в городе не найти. Фрукты. Венгерские компоты «Глобус». Сгущенка. Джем из клубники. Печенье в красивой упаковке. Пиво иностранное нескольких сортов с пробками, которые мы собирали возле магазина.
Кинотеатр.
Фильмы, поступающие в город, сначала демонстрировались в кинотеатре на даче. А затем уже шли в общий прокат. Иногда на фильмы было ограничение до 16. Тогда мы стремились попасть в аппаратную киномеханика – он тоже был нашим другом – и просились посмотреть через маленькое окошко в зал. Там мы наблюдали весь процесс показа фильма. Мы помогали заправлять пленку в проектор. Их было два. Один заканчивал одну бабину, нужно было переключать на другой. Интересно, была ли пауза?!
Бильярд.
В глубине леса располагалась бильярдная. Не помню, часто играли ли взрослые, но мы там появлялись регулярно. Шары катали руками.
Баня.
Надо было долго-долго идти по дороге в чащу леса, и там стояла деревянная настоящая русская баня. Ходили в неё не часто. Или я не помню.
Лес.
Леса на территории было много. Много тропинок, нами изученные до каждой кочки. Мы знали каждый овраг в лесу. И собирать грибы или ягоды было излюбленным занятием. Нас не боялись выпускать в лес. Он заканчивался забором. А значит, с территории мы никуда не денемся.
На даче росли кусты со смородиной разных цветов, малиной. И спустя несколько лет, когда я увидела в настоящем «диком» лесу эти ягоды, я была изумлена их мелочностью! Я росла с убеждением, что специально высаженные садовые кусты на самом деле есть дикие, лесные.
Большой дом.
Раздавалось жилье на даче по статусу. Важные персоны жили в индивидуальных домах. Кто по проще поселялись в «сейчас бы мы это назвали таун-хаусы», а самые простые, жили в общем большом двухэтажном доме с роскошной верандой. Мы, дети, считали себя счастливее, живя в этом доме, чем те, кто жил где-то на задворках. Вся главная жизнь происходила у нас на веранде и большой поляне перед домом.
Мне кажется, я до сих пор представляя прохладный вход в дом, слышу скрип дерева и чувствую запах темноты. Чтобы попасть к нам, надо сразу повернуть на право. По одной стороне коридора располагались плиты, одна из них наша, по другой – комнаты. В конце застекленная веранда. За нашей семьей числилась одна комната и веранда. Отапливалась дача русской печкой. Плиты были газовые. Огромные красные баллоны с газом привозил по требованию комендант на своей тележке. Туалет – очкового типа в центре дома. Один на всех. Рукомойники на улице. По соседству с верандой росла огромная ель, и стоял громоотвод (то ли отдельной башенкой, то ли на крыше, то ли на той самой ели). По крайне мере в грозу у нас раскаты слышались очень внушительно.
В доме редко были заняты все комнаты. Но я помню картинку из детства сидящих на общей открытой веранде при входе мам и бабушек, ведущих неприхотливые беседы. Мы на этой веранде и вообще дома бывали набегами. Поесть, поспать или в непогоду.
Компания.
Детства нам хватало! Компания у нас была большая. Мы катались на велосипедах. Ходили в лес и на речку. Рисовали города мелками и играли в машинки. Дело в том, что в компании из девочек была только я. Это потом у меня появилась подруга, которая подругой мне была ещё в городе, но на дачу приезжала не часто. Играли в войны шишками. Устраивали штабы в оврагах. Сидели на черемухе. Особой романтикой было прорваться за забор! Что нам категорически запрещалось. Но мы знали лаз под забором. И могли незамеченными убегать с территории дачи.
Комендант.
Главный атрибут коменданта была тарантайка на моторе. На ней он нас, если сильно просили, катал. И иногда за территорией дачи. Как сейчас помню, что мы ездили на ней в спортивный лагерь по соседству, где комендант наполнял из колодца водой бидоны. Не знаю зачем. Водопровод у нас был вроде свой.
Но у коменданта была вредная жена. Помню историю:
Мы носились по территории на велосипедах. Мчались по дороге. А по ней шли отдыхающие. Мы давай голосить: «Разойдись, дорогу!» А это были не просто люди, а первые люди области. А мы тут… Комендатша пришла и нажаловалась моей бабушке. Представляю, как бабушке было неловко. Но нам-то она высказала по полной программе, мол, дача не наша, а взрослых, а мы, дети, тут просто так, и спасибо, что можем отдыхать.



Тетя Надя.
По соседству от нашего дома через дорогу в огороде рос крыжовник. Мы его таскали. А, когда молодая хозяйка узнала об этом, она пришла с банкой крыжовника к нам и сказала, что ей его не жалко, она нас угостит, зачем же воровать?! Кажется, эти разговоры велись лично с нами, вне присутствия наших бабушек. Так мы с ней и подружились. У неё был малыш, она на тот момент не работала, поэтому она жила на даче все время. С нами она вела ночные беседы. То есть, когда становилось темно, а в наших краях темно летом бывало только в августе), мы смотрели на звезды, и она что-нибудь рассказывала про космос. Было нереально романтично!
Но главное развлечение, которое она нам придумала, и которое осталось с нами – это постройка маленьких домиков. Мы их плели в песочнице из осоки, которую нам по заказу на выходные привозили родители с озера. Внутри устраивали быт наших маленьких жителей. Делали мебель, шили даже шторки.



Безопасность.
На даче всегда был милиционер. Без пропуска не пройдешь. Ну чаще, конечно, все уже друг друга знали, но, если приезжала какая-нибудь новая невестка или золовка, нужен был пропуск.
Помню, как милиционер ходил по территории и искал какого-то чужого пьяного, который перелез через забор. Для нас было целое криминальное приключение!
Спортивный лагерь.
По соседству располагался спортивный лагерь. По дороге за забором регулярно катались лыжероллеры. Мне кажется, эти спортсмены единственные из всех обычных смертных, кто знал, что именно находится за высоким зеленым забором.
На речку!
Купаться мы ходили за территорию по крутой вниз дороге, ведущей к калитке к речке. Речка мелкая. На ней было оборудовано пару пляжей. Любили мы ходить на речку и в августе вечерами. Жечь костры и беседовать о звездах. Вот на дорогу могли выбежать с территории, а на речку мы сами без взрослых ни-ни! И даже мыслей не возникало. Хотя речка в тех местах мелкая и не опасная.

Будущее.
Дедушка вышел на пенсию, и на дачу ездить мы перестали. Ему разрешили только раз в неделю на автобусе посещать магазин. Мне было восемь. С девяти лет я стала ездить в пионерские лагеря. Брат с бабушкиной сестрой перестали нас посещать. И ТО детство мое закончилось. Была другая пора. Но дача так и осталась воспоминанием чего-то удивительно волшебного и счастливого.
Снилась она мне долго. И иногда сейчас снится.
Я смотрю на детство своего сына. На его лето. И мне жаль. У него оно не такое! Возможно у каждого свое детство. И детство редко бывает не счастливым. Но того, в каких условиях безопасности и от того свободы мы жили, у него нет.
Кроме условий безопасности и свободы, у нас была ещё хорошая компания. Притом дети из разных городов России, поскольку приезжали к бабушкам и дедушкам внуки на лето.
И вот прошло 30 лет…
Я поняла, что все эти годы я помню свою дачу, просто помню. И вдруг мне стало интересно, что там?! Полезла в интернет. Ничего! Полезла в карты. На спутнике несколько домов на том месте видно. Но что там? Где-то обнаружила название территории «Детский лагерь Легенда». (каламбур, это место прозвано «легендой», потому что в существование дачи не верили). Прочитала ужасные отзывы, мол, все старое, рушится. Представляю, если детей селят в те же домики, в которых мы жили?! А они стояли ещё задолго до моего рождения. Все те же домики. И та же мебель. И те же умывальники на улицах…
Прошлым летом я приехала в свой город с велосипедом, в последнее время без него я никуда. И с моей подружкой-спортсменкой мы поехали кататься. Я придумала маршрут, чтобы заехать в лагерь. На территорию той дачи.
Мы ехали не той дорогой, которой возил нас автобус. Но в результате выехали на параллельную грунтовку, которую я вдруг признала из детства. Сейчас она не проезжаема. Но я вспомнила, что мы по ней ездили, она называлась – старая дорога….
И вот он – зеленый забор. Парковка. Забор того же цвета, только жестяной. Мы заехали. Увидели семью охранников. Я объяснила, что жила здесь когда-то, мне любопытно. Дозвонились до начальника лагеря. В лагере пересменка. Нас пустили. И дальше начался какой-то бредовый сон….
Я понимаю, что это оно. Должно быть оно. Но ничего не понимаю! Почему не дорога, а дорожка. Почему она такая узкая. Почему я от ворот уже вижу почти всю территорию, ведь от места до места надо было долго-долго идти или ехать на велосипеде!
Почему бильярдная находится прямо у дороги? Она же в глубине леса должна быть. Почему, почему, как это?! Некоторые дорожки я вообще не вспоминала, куда они ведут. Лес – совсем не лес, а три дерева. Дома не спрятаны друг от друга, а рядом. Самым большим разочарованием для меня была поляна, где должен быть был стоять наш большой дом.
Во-первых, никакой поляны нет. И даже места под неё нет. Во-вторых, вместо дома только кусок фундамента. И по фундаменту я никак не могла понять его размеры. Он не может быть таким маленьким! Но елка. Елку-то я и узнала.
В целом территория на меня произвела удручающее впечатление. Что-то старое. Развалившееся, покрытое плесенью. Когда я увидела умывальники на улице тех же лет, что и я, а то и старше, стало совсем грустно. Если бы это были развалины дачи, где я жила 30 лет назад, это одно. Но детский современный лагерь – это совсем другое. Мы скорее покинули территорию. А я была под сильным впечатлением. Перед глазами две картинки: как я помню солнечную просторную поляну с домом, и что я обнаружила на её месте сейчас – кусок фундамента под темной елкой.