Красная Поляна. 11-18 марта 2009 года.


Накануне был нон-стоп поездок, сборов, автосервисов )) Максим – главный участник. Одна бабушка плавно сменилась другой. Мы сначала первой сделали подарок аппликацию «собачки», а второй – «цветочки». Но, как я и полагала, Максим окончательно запутался, кто приедет, кто уехал, кому какой подарок. Если тверскую бабушку Максим уже узнаёт, ждёт, если я говорю, что она приедет, то с вологодской знакомился заново. Несколько минут смущения и вот, Максим чувствует «родню». Они уже вместе весело играют, отправились гулять, кормятся без меня и всё прочее. Так что, за пару дней моей мамы здесь Максим полностью к ней привык и считал, так же как и нас, «своей». Правда иногда вспоминал про паровоз и собачку, задумывался на мгновение… (вспоминал?)
Менялись с Мишкой Калугиным автокреслами. (наше - очень громоздкое и тяжёлое). Я допустила ошибку, что Максима поставила перед фактом смены, он очень обиделся и возмущался подменой… Но быстро отошёл.
Несколько дней до поездки мы Максиму рассказывали, как он полетит на самолёте. Про поездку, про горы и т.д. Главное – аэропорт и самолёт. Перелёт ранний. Вопреки моим ожиданиям (избалованные родители) Максим, разбуженный в пять утра, был очень недоволен. Успокаивались долго. И окончательно – лишь в такси. В аэропорту я подвела Максима к окну смотреть на самолёты. Максим внимательно с интересом изучал их. Пора проходить на посадку. Я увела Максима от окна, привела в зону досмотра, он увидел, что там впереди за «рамками» опять окна с самолётами! Что тут началось! Орал он так отчаянно и жалобно. «Иииииии» - это самолёт обозначает, тянул ручки в сторону окон, просил нас отвести его туда! Я не прекращаю Максиму объяснять, что надо, чтобы нас «досмотрели», и мы туда пройдём, а до досмотра очередь. Максим рыдает. Одна работница спросила: «Почему он плачет?» Я ответила: «Он хочет смотреть самолётики» «Срочно пропустите с ребёнком!!» )))))))))
Максим пробежал скорее к окошку, забрался на стульчики и … «ииииииии» замер в восторге! Там мы его, застывшего, и покормили )))

Наш багаж: чехол со сноубордом, чехол с лыжами, два здоровых рюкзака, коляска, автокресло, и средних размеров рюкзак – ручная кладь… Справились )))
Это с учётом, что мы с Ромкой для себя брали по самому минимуму, только снарягу и домашнюю одежду. Без дополнительных каких-нибудь переодёжек.
В самолёте:
Сидели на моих коленях, на Ромкиных, читали книжки, перебирали коровок и собачек, гуляли по проходу (много-много раз туда-обратно). Кушали, пили.
По дороге в Красную Поляну в такси Максим, наконец, уснул. Мы его перенесли в автокресле в холл, и там оставили спать до просыпания (положив кресло под углом).
Жили мы на турбазе «Центр туризма и отдыха». Нам достался двухкомнатный номер люкс, с чайником, холодильником и телевизором. За дополнительные удобства мы доплатили мизер, зато все жили в одном комфортном номере. За Максима взяли половину взрослой суммы. За питание. Это было счастьем!!! Целую неделю не думать что да как с едой для Максима! Сказочно. Мы ходили с плошечками, что не съедал сразу Максим, брали с собой. Он ел позднее. Мы с Ромкой редко попадали на обед, мама с Максимом нам в плошечках приносили обед тоже. На питание мы больше и не тратились. Приходилось иногда свою еду жертвовать Максиму, но зато его иногда доставалась нам.
Понял, что такое йогурты (съедал их сразу пару, благо далеко не каждый день – всё-таки не детская еда) и соки в пакетиках. Тоже прятали от него, когда их выдавали.

В семь утра все вставали (мы по будильнику – Максим сам). Шли на завтрак. Максим обычно носился по столовой, ел он позднее в номере. Далее они с мамой отправлялись на прогулку, а мы переодеваться и на автобус до горы. Возвращались (в районе четырёх), когда Максим уже спал. И спал он часов до шести! Маму отправляли в бассейн с сауной (замечательное дополнение к отдыху). Без нас до обеда они почти всё время проводили на улице. На турбазе много интересного. Детская площадка, живой уголок с курочками, павлином и т.д., много прогулочных дорожек, фонариков и… лестницы, лестницы, лестницы – наш хит. В семь все вместе шли на ужин. Максим опять носился по столовой. После ужина они гуляли, а мы с Ромкой шли в бассейн. В десять\пол одиннадцатого пытались Максима уложить на ночь. Первые пару вечеров я ещё боролась и укладывала сказками. Потом сломалась – выматывались за день сильно, лишь я ложилась, сразу проваливалась в сон, а Максим рыдает рядом …. Так что вернулись к укачиванию у груди или коляске. Днём его мама лишь клала в коляску, он при первых же «качках» засыпал.




Обратно самолёт в десять вечера. Тяжело для Максима. В такси до аэропорта (темно) пришлось всю дорогу читать сказки. В аэропорту Максим носился, визжал, веселился, прыгал, падал (новый прикол – с размаху падать лицом вперед на руки!), ползал. Ромка его кормил мороженным, только этим могли Максима вынудить хоть капельку посидеть, только когда мороженное закончилось, устроил жалобный скандал – пришлось догоняться йогуртами.
В самолёте Максим разнервничался сразу же. Повезло - соседнее кресло было свободно. Я приложила Максима к груди. Где-то полчаса Максим в полудрёме ел. Стоило оторваться, как он начинал скулить «ва-ва-ва». Потом принесли еду всем. От суеты Максим встрепенулся, уселся на соседнее кресло, я ему открыла столик, выдала все пакетики с солью\перцем, ложки вилки, и он увлёкся перебором на очень долго!
Остаток времени провели в вялом переборе игрушек, книжек, сидении то у мамы, то у папы, то самостоятельно.
Пока ждали такси, Максим устроил ещё небольшой «энеджайзер» по залу прилёта. В такси, лишь посадили его в автокресло… уснул.
Конечно, я очень отдохнула и расслабилась. На горе вспоминала своего пузыречка, такой он сладенький и миленький. Приезжаем с горы – он ещё спит. Красота! Изредка я заставляла себя выйти с ним погулять. Но в основном им там занималась моя мама.
Ромка говорит, что вполне меня понимает, что на работе он тоже с умилением о нём вспоминает, и дома редкие часы – Максим такой сладкий. Но стоит с ним остаться на подольше, снова проникаешься рутиной, и всё умиление куда-то уходит.
Мне стало казаться, что Максим внешне меняется. Мы взяли джинсы с собой – их нам привезли от сестёр из Вологды. Кое-как их застегивали в начале поездки, а вот под конец…. Уже всё. Максим становится тяжелее и плотнее.

Мы ему там купили несколько машинок. Гараж был под диваном. Максим закатывал туда весь свой автопарк, а Ромка по приезду с горы отодвигал диван и вытаскивал машинки наружу.
Обожал притащить в комнату всю свою обувь: валенки, сапожки и сандальки, и подолгу сидеть перебирать их.
К нашему номеру вёл длинный коридор с ковровым покрытием. Одним из развлечений для Максима было босиком носиться по нему.
Закрывал все встречающиеся открытые двери.
Вызывал умиление у отдыхающих, особенно тем, что родители на горе весь день )))
Отдыхали и другие детки. Парочка примерно Максимкиного возраста. Но особой дружбы не сложилось.
Погода была очень разная, то снегом всё занесёт, то растает и цветы распускаются. До столовой и на непродолжительные прогулки Максима водили в болоньевых штанах в свитере и плащике. На длительные прогулки надевалась «рейма». И всё время только резиновые сапоги – ни одной лужи Максим не пропускал.